/


Главная / Услуги и решения / Искусственный интеллект / Новости / Интеллект искусственный и естественный

Интеллект искусственный и естественный

25.12.2017

Какова роль человека на пути к реализации решений ИИ? Эксперты рассуждают о взаимодействии человека с интеллектуальными технологиями.

Так как же будут взаимодействовать человек и искусственный интеллект? По словам руководителя исследовательского центра проблем регулирования робототехники и ИИ, старшего юриста Dentons Андрея Незнамова, этот вопрос архиважный, и стоит задуматься об этом уже сейчас. «С точки зрения юриста это кажется очевидным, – рассказывает Незнамов. – Простой пример: существует группа специалистов; она считает, что сильный ИИ может появиться в любое время, и это приведет к глобальной катастрофе. Верю я в это или нет, но как юрист обязан учитывать такой риск. В этом заключается работа юристов – просчитывать риски и минимизировать их. В нашем случае на кону ни много ни мало чуть ли не выживание. Пускай это кажется нереальным (хотя лично я имею все основания доверять словам Маска, Хогинга, Бострема и тысяч других экспертов). Но если есть хоть малейшая вероятность – уже достаточно вмешаться. Поэтому мы даже подготовили Модельную конвенцию по робототехнике и ИИ и выделили в ней отдельный раздел о правилах разработки ИИ».

По мнению руководителя отдела разработки и внедрения AV-решений Auvix Александра Пивоварова, человек, как и прежде, будет использовать ИИ, и это использование будет все более и более удобным: «Интеллект человека и интеллект машин сегодня имеют совсем разную природу и возможности, чтобы хоть немного переживать об этом».

А вот основатель хостинг-компании King Servers Владимир Фоменко придерживается другого мнения: «Сейчас человек делает ИИ, но мне кажется, ИИ сможет обновлять сам себя и прогрессировать уже без внушительной помощи человека. По сути, это будет такой же мозг человека, только виртуальный и безграничный в объеме».

По мнению директора по корпоративной стратегии и развитию АО «Белтел» Анны Племяшовой, человек и интеллектуальные системы будут прекрасно взаимодействовать, ведь человек их создает именно для того, чтобы переложить рутинную интеллектуальную деятельность на машину и заняться творчеством и созиданием. Анна Племяшова предлагает прислушаться к словам главы Microsoft Сатья Наделла в недавнем интервью российскому Forbes: «Преимущество искусственного интеллекта – в способности помочь человеку, сделать его сильнее».

Директор департамента корпоративных информационных систем ALP Group Светлана Гацакова считает, что системы на основе технологий ИИ со временем станут хорошими помощниками для человека. «Мы не думаем, что они заменят человека или будут взаимодействовать на равных, – уточняет Гацакова. – Слабый ИИ не перейдет в сильный. В то же время все более интеллектуальные системы в окружении человека будут постепенно обретать бОльшую самостоятельность и свои особенности поведения. С ними надо будет как-то иначе взаимодействовать, например, чтобы не упустить момент и вовремя переключиться на ручное управление. К этому предприятия пока не готовы».

Директор по маркетингу CDNvideo Ангелина Решина полагает, что ИИ сможет сместить человека из областей первичной обработки входящей информации, например, модераторов, операторов-консультантов. «Уже сейчас есть применение ИИ в рекрутинге, можно ожидать появления решений в диагностике», – отмечает Решина.

«Человек и системы искусственного интеллекта будут взаимодействовать точно так же, как сегодня человек общается с автоматизированными системами и «умными» устройствами (смартфонами, смарт-часами, умными телевизорами и т.п.) – человек будет делегировать им то, что они делают быстрее и качественнее его», – уверен генеральный директор «Атак Киллер» Рустэм Хайретдинов.

По словам генерального директора компании «Преферентум» (ГК АйТи) Дмитрия Романова, человек и системы ИИ будут взаимодействовать так же, как плотник и молоток: «Это инструмент, помогающий работать и решать рутинные, хотя и сложные задачи. Искусственный интеллект – всего лишь усилитель естественного, а вовсе не самостоятельный субъект правоотношений».

«В ближайшие годы технологии ИИ будут развиваться в сторону новых машинных и человеческих интерфейсов, – полагает директор по маркетингу компании «Вокорд» Сергей Щербина. – Вещи, связанные с обслуживанием человека, становятся все более и более автоматическими. Появляются роботы-помощники, роботы-сиделки и прочие подобные вещи. Возникает вопрос, как машина будет взаимодействовать с человеком. Тенденция такова, что машина должна научиться понимать наши эмоции – то есть голос, жесты, выражение лица. После чего интерпретировать поведение человека в разных ситуациях».

Директор по развитию бизнеса и маркетингу Konica Minolta Business Solutions Russia Жамиля Каменева уверена, что в ближайшем будущем текстовое взаимодействие (по крайней мере, между ИИ и конечным пользователем) умрет, останется отчасти тактильное и голосовое управление. «Показательный пример – наушники vinci 2.0, которые без отдельного смартфона или иных устройств поддерживают голосовые звонки через сотовые сети связи и Wi-Fi. Фактически, это «смартфон в ушах» – vinci проигрывают музыку, совершают звонки, ведут календарь, сообщают о медицинский показателях и синхронизируются с AmazonAlexa. Вот вам формат взаимодействия на ближайшие 5 лет», – уточняет Каменева.

«На сегодняшний день важным трендом в развитии технологий ИИ является общение человека с компьютером или роботом на естественном языке, – размышляет директор по разработке Acronis Сергей Уласень. – Данная практика уже внедряется, например, в работу команд технической поддержки. Следующий тренд – это новые каналы общения человека с компьютером, например, зрительный канал. Компьютер уже может аутентифицировать пользователя по лицу или голосу, следующим шагом станет обратная связь – анализ эмоций пользователя. Эта функция может выражаться, например, в качестве подтверждения действия кивком головы, вместо того, чтобы давать роботу подтверждение голосом».

«Я считаю, что в будущем возможен только симбиоз, – говорит менеджер по развитию бизнеса Plantronics Алексей Богачев. – Сейчас же ИИ – лишь инструмент в руках человека. Он не существует как нечто обособленное и самостоятельное, пока это только способ выполнения работы, которым умеют пользоваться высококлассные специалисты».

Генеральный директор ABBYY Россия Дмитрий Шушкин подчеркивает: интеллектуальные технологии помогают человеку принимать решения, но не заменяют полностью. «Роботы хорошо решают рутинные задачи: например, могут «читать» большой объем документации, одновременно проверять множество данных из разрозненных источников, – рассказывает Шушкин. – Так, ИИ может в десятки раз быстрее человека проверить, соблюдает ли компания требования регулятора, обнаружить рискованные действия на фондовом рынке, найти финансовые нарушения. Но таким технологиям необходимо обучать, используя правильно подобранные алгоритмы, данные и признаки для анализа. Кроме того, результаты ИИ необходимо постоянно проверять и по необходимости корректировать. 5 лет назад даже появилось специальное направление в исследованиях – коллаборативная робототехника, посвященная сотрудничеству людей и роботов. В шахматной игре команды из людей и роботов называют «кентаврами». Человек учит машину, на основании этого она делает выводы, на которые у человека ушла бы масса времени. Это помогает человеку придумывать нечто новое, чтобы снова обучать машину. Вместе роботы и люди значительно более продуктивны, чем сами по себе. За таким симбиозом – будущее бизнеса».

Сооснователь сервиса shikari.do Вадим Шемаров полагает, что в каких-то профессиях ИИ вполне сможет заменить человека. «Например, сейчас активно идут разработки испытания беспилотных автомобилей, где роль водителя выполняют системы на базе ИИ, – рассказывает Шемаров. – Искусственный интеллект уже начинают использовать в call-центрах и службах поддержки крупных компаний. HR-системы учат собеседовать претендентов, и они весьма неплохо с этим справляются. ИИ уже пишут тексты (например, дайджесты, обзоры), осуществляют фейс-контроль, торгуют на бирже. В большинстве случаев при должном обучении ИИ в названных сферах может выполнять работу не хуже среднестатистического специалиста и уж точно лучше новичка. Но вряд ли именно это станет причиной резкого увеличения безработицы. Какой-то резкой массовой замены людей на ИИ не будет из-за очень серьезных психологических барьеров. Например, если уже сегодня на улицу выйдут беспилотные такси, то не так уж много найдется людей, которые захотят вызвать именно их, и ехать по оживленным городским улицам в совершенно пустой машине, а не с живым водителем».

«Знаменитый американский футуролог Рей Курцвейл предсказывал, что в ближайшие 10-15 лет развитие технологий до неузнаваемости изменит привычный уклад вещей. Давайте помечтаем о том, что к 2030 году его прогнозы сбудутся, – предлагает генеральный директор «Конструктора документов FreshDoc.ru» Николай Пацков. – Появится искусственный интеллект, не отличимый от человеческого. Мы сможем передать правосудие машинам, решения будут приниматься мгновенно, беспристрастно и строго в соответствии с законом. Представьте, как будет выглядеть в 2030 году решение проблемы ДТП с участием нескольких автомобилей. Вместо того, чтобы несколько часов ожидать аварийного комиссара, создавать пробки и препираться с остальными участниками происшествия, вы используете возможности развитой технологической среды. Моментально передаете инспекторам логи происшествия с нескольких автомобилей, формируете интерактивную 3D-панораму ДТП и за 3 минуты готовите заявление о компенсации ущерба. А дальше совсем просто: в течение 10 секунд автоматизированная судебная система анализирует законодательство и судебную практику по подобным происшествиям, а затем выносит выверенное и беспристрастное решение. Еще через 10 секунд отправляются запросы в страховые компании участников происшествия. И уже к началу пятой минуты вы получаете на телефон уведомление о решении по дорожному происшествию, подъезжает эвакуатор, который готов отвезти ваш автомобиль в сервис на уже оплаченный страховой компанией восстановительный ремонт, а в сервисе уже печатаются все необходимые для ремонта детали. Фантастика? Нет, объективный, основанный на фактах и тенденциях, прогноз».

По мнению директора по бизнес-приложениям КРОК Максима Андреева, говорить про взаимодействие искусственного интеллекта и человека в отдаленной перспективе сложно, однако несколько сценариев совместной работы в ближайшем будущем уже существуют. «Один из них выглядит следующим образом: создается некий алгоритм, будь то прогноз закупок или идентификации лица и запускается в эксплуатацию, – рассказывает Андреев. – В это время аналитик или Data Scientist занимается развитием этих алгоритмов, а также построением главного алгоритма, который будет контролировать все остальные. Сейчас набирает популярность такой сценарий развития искусственного интеллекта: есть алгоритм-чемпион, который лучше других справляется с какой-то задачей или рядом задач. Параллельно создаются новые алгоритмы на более современных моделях, и как только модель-кандидат превосходит чемпиона – происходит замена».

Генеральный директор «Хок Хаус Интегрэйшн» Александр Ивлев также полагает, что все довольно понятно: «Технология ИИ или машинного обучения лаконично встраивается в бизнес-процесс компании, если он прописан. Например, алгоритм классификации клиентов вписывается в бизнес-модель реализации сделки и становится одним из этапов продажи. Автоматизация рутинных действий высвобождает человеку время на реализацию его интеллектуального и творческого потенциала, улучшение качества жизни, а компании получают конкурентные преимущества».

«Есть несколько теорий развития отношений, – рассказывает руководитель проекта ST Smartmerch, ГК «Системные Технологии» Максим Архипенков. – Согласно первой, ИИ полностью вытеснит человека из многих процессов. Согласно второй, человек и ИИ будут сотрудничать для обеспечения максимальной вариативности в рамках решения каждого конкретного кейса. Мне кажется, что совместная работа человека и машины принесет лучший результат. В рамках больших бизнес-процессов можно выделить определенные области, в которых участие человека не нужно в принципе, где полное замещение человека на автоматическую систему более оправданно и эффективно. И я четкий сторонник того, что задачи нужно дробить, и на некоторых участках полностью заменять людей машинами».

Управляющий партнер Advanced Business Development Александр Гнатусин в качестве примера приводит эксперимент одной из российских команд по созданию примитивной версии ИИ на базе нейросетей. Внедрение ИИ в качестве руководителя проекта повысило производительность и результативность сотрудников в несколько раз, перераспределила задачи таким образом, чтобы сотрудники легко и быстро их решали. Однако система не учитывала факторы креативности и сложности задач и через месяц предложила уволить одного из самых эффективных сотрудников, в чью задачу входил креатив, который машина не может просчитать.

«Это интересный пример, показывающий, что ИИ может заменить не только управление производственной линией, но и управление дорожной картой проекта, – считает Гнатусин. – Кроме того, уже проводились эксперименты по автоматизации продаж с помощью ИИ. И это мне как специалисту по развитию партнерских продаж кажется очень перспективным. Наладить взаимоотношения с собственниками, создать выгодные условия, а дальше ИИ управляет рутиной обучения, сертификации, поставок и т.п. Однако тут появляется обратная сторона: сейчас многие компании не могут систематизировать знание в базовом формате, а ведь ИИ надо учить на чем-то. Поэтому в «первой волне» окажутся компании, которые собирают и систематизируют свои данные. Вполне возможно, ИИ будет как черная коробочка, которая, будучи подключаемой к тому или иному Big Data, будет обучаться соответствующим знаниям с последующей докруткой под конкретные цели и задачи компании, возможно, она будет и сама «докручивать» свои задания, анализируя данные и происходящее».

По мнению руководителя отдела бизнес-решений и предиктивной аналитики группы компаний Softline Дмитрия Карбасова, ИИ несет риски невостребованности для людей ряда профессий: «Уже сейчас мне очевидно, что эти риски реализуются абсолютно точно в горизонте 10-20 лет. ИИ становится умнее. Алгоритмы, которые лежат в основе таких систем, автоматизируют деятельность сотрудника. А кто такой сотрудник? Это индивидуум, который использует знания и прошлый жизненный опыт для выполнения рабочих задач. Часто сотрудник – связующее звено между некими исполнительными механизмами (например, производственной линией) и источником данных. Специалист на основе данных и своего опыта принимает решение и корректирует работу исполнительных механизмов. ИИ учится на основе данных, становится эффективнее в рамках конкретной задачи и потому может заместить живого специалиста. Это в чистом виде автоматизация деятельности конкретного специалиста. Роль человека в контексте внедрения систем ИИ – описать ряд правил, которые станут частью алгоритмов, и сделать так, чтобы ИИ выполнял эти правила постоянно. Думаю, ИИ как направление автоматизации будет развиваться именно в плоскости совмещения преимуществ человека и машины, со смещением акцента в сторону последней».

Приведет ли ИИ к безработице или серьезному изменению пула специальностей?

«В ближайшие 40 лет роботы займут ваши рабочие места», «Работу потеряют не миллионы, а десятки миллионов» – такими заголовками сегодня модно пугать уже казалось бы привыкшим к страшилкам обывателей. А что по этому поводу думают эксперты российского IT-рынка? К чему стоит (и стоит ли?) готовится уже сегодня?

По словам Александра Гнатусина, внедрение систем ИИ однозначно повысит качество работы, вытеснив людей с определенных постов и должностей, и будет выполнять работу в разы эффективнее.

«Конечно, повсеместное проникновение ИИ в человеческую деятельность существенно отразится и на рынке труда, приведет к исчезновению некоторых и появлению новых профессий, – говорит генеральный директор компании «Синимекс» Андрей Сыкулев. – Этот процесс уже идет. Первые «кандидаты» на замену роботами – операторы call-центров, консультанты, консьержи, помощники, словом, различного рода «посредники» между нами, потребителями, и нужной нам информацией или знаниями. Уже сегодня во многих случаях с этими задачами лучше справляется искусственный интеллект. Дальше – больше. Замена водителей, машинистов, пилотов на операторов, и это уже тоже реальность. Неизбежно будут появляться новые профессии, более творческие, а рутинный человеческий труд будет вытесняться машинным... На мой взгляд, это совсем неплохо, однако это уже другая тема».

Андрей Незнамов уверен: и роботы, и ИИ изменят нашу жизнь: «Кто-то лишится работы, как всегда происходит с новыми технологиями. Одновременно, уверен, естественным образом человеческая энергия будет перенаправлена в другое русло. Так что для человечества, на мой взгляд, это скорее плюс».

По словам Александра Пивоварова, развитие технологий ведет к изменению пула специальностей, какие-то исчезают, там, где раньше были задействованы сотни людей, сегодня справится десяток. «Но этот процесс начался далеко не сегодня — эволюция средств производства происходит с момента возникновения человечества, – напоминает Пивоваров. – Возможно, сегодня этот процесс и идет более быстрыми темпами, чем века назад, но по сути мало что меняется в философском плане – одни специальности исчезают, но тут же появляются другие».

По оценкам Жамили Каменевой, пул специальностей изменится в сторону проектной работы, с одной стороны, и ручных практик, с другой: «Рутинные процессы постепенно будут уходить в прошлое – показательно массовое увольнение бухгалтеров из ряда крупнейших российских компаний. А вот, например, профессия повара получила новое рождение – как и мастерство швеи, столяра, кожемяки. На первый план выходит уникальность, неповторимость предлагаемых товаров и услуг – и этот тренд будет сохраняться».

«Точно так же, как появление автоматизированных бухгалтерских (конструкторских, складских и пр.) систем лишило работы часть бухгалтеров (конструкторов, складских работников), но при этом повысило спрос на бухгалтеров (конструкторов, складских работников) со знанием автоматизированных систем, а также на программистов и настройщиков таких систем, системы с искусственным интеллектом перераспределят спрос, – уверяет Рустэм Хайретдинов. – Понизится спрос на всякого рода операторов, работающих по скриптам. Стандартные, предустановленные скрипты машина уже сегодня выполняет эффективнее человека – она не ошибается, и при этом не болеет, не устает, не ходит в отпуск и т.п., а в скором будущем она будет лучше человека отрабатывать и нестандартные ситуации в рамках какого-то процесса – обработки вызовов, технической поддержки, предпродажных консультаций и т.п. При этом вырастет спрос на специалистов, способных строить модели для таких систем, внедрять, настраивать и обучать их».

Об изменении пула специальностей говорит и исполнительный директор Artezio (группа компаний ЛАНИТ) Павел Адылин: «Будут появляться новые специализации, отмирать существующие. Текущее развитие технологий приведет к повышению уровня производительности труда. Раньше были задачи, которые требовали участия 100 человек, затем появились первые программные средства, и с этими же задачами стали справляться 10 человек. С новейшими системами на базе ИИ для таких задач нужен всего один человек. Искусственный разум способен повысить эффективность работы, как, например, появление экскаватора в свое время повысило эффективность работы строителей. Если раньше был специалист по ручному вводу данных, то сегодня он уже не нужен, ведь можно использовать систему распознавания образов, которая очень качественно будет делать его работу. Раньше интеллектуальным трудом считался поиск информации в интернете. Сейчас программист, владеющий современными технологиями, в том числе использующими ИИ, способен написать программу-робота, которая позволит увеличить производительность такого поиска в сотни и тысячи раз. Какие-то работы, которые раньше выполнял человек, ИИ в состоянии взять на себя, но полностью заменить людей он не может на текущем этапе своего развития. Человеческий мозг – очень мощный инструмент, и ни один современный ИИ не может с ним серьезно конкурировать при решении широкого спектра задач. Машинный разум узко специализирован, он способен подменить человека лишь в каких-то конкретных задачах. Он не способен свободно переключаться между разноплановыми вопросами. При этом в своем направлении, специализации, ИИ зачастую может достичь более высоких результатов, чем человек».

Максим Андреев уверен: изменение пула специальностей в будущем, конечно, произойдет. «Все те функции, которые сейчас исполняет человек и которые могут быть заменены более дешевыми алгоритмами, будут заменены. Например, автопилоты в машинах. Однако важно понимать, что пройдет много лет до того момента, как использование автопилота станет дешевле, чем работа водителя. За эти годы станет понятно, что выбирать профессию водителя не стоит, а те специалисты, которые уже работают, смогут пройти курсы переквалификации».

«История говорит о том, что с каждым витком развития технологий какие-то специальности отмирают или спрос на них резко сокращается, но общее количество специальностей на рынке труда увеличивается, – напоминает Светлана Гацакова. – Если брать во внимание этот факт, можно прогнозировать изменение пула специальностей в связи с расширением сферы применения ИИ. Чтобы этот фактор не повлиял негативно на уровень безработицы (особенно в моногородах), нужно своевременно проводить профориентацию и переподготовку, переориентрировать систему образования – от школы до суза и вуза».

Александр Ивлев считает, что специалистам переживать не стоит: «Внедрение ИИ в бизнес приводит к повышению эффективности бизнеса. Цели интеллектуальной роботизации и автоматизации – избавить людей от рутины, чтобы в свободное время каждый из нас мог заниматься более интеллектуальными задачами, творчеством и своим развитием. Технологии выводят нас на более высокий уровень креативности».

Николай Пацков рассказал, что его компания проводила исследования изменения задач в рамках анализа работы юридических департаментов: «Мы можем с уверенностью заявить: юристы передовых компаний активно используют современные разработки в рамках решения повседневных задач. Такие юристы просто задают направление, а умные машины ищут подходящие прецеденты в большом объеме информации и готовят проекты необходимых документов. Сегодня ПО технически может заменить 80% юристов, а в течение ближайших 20 лет эта цифра достигнет 99%. Но стоит подчеркнуть, что вырастет спрос на юристов-экспертов, обладающих глубокими знаниями, способностями к анализу и готовностью взаимодействовать с роботом, направлять и обучать его. Не будем отрицать, ряд профессий будет видоизменяться с приходом умных роботов, но у людей всегда остается выбор: перепрофилироваться или повышать квалификацию для качественного взаимодействия с новыми технологиями. Специалист, который сможет адаптироваться к новым условиям, научится взаимодействовать с новым ПО, не только сохранит рабочее место, но сможет работать значительно эффективнее. Как следствие, в глазах работодателя такой сотрудник будет более ценным, чем специалисты, работающие «по старинке». Для тех, кто готов развиваться и шагать в ногу с технологическим прогрессом, роботизация станет не только избавлением от рутинных задач, но и инструментом для профессионального роста».

По мнению Ангелины Решиной, развитие технологий ИИ в первую очередь призвано улучшить качество жизни, оптимизировать и ускорить решение ряда вопросов: «О безработице говорить, пожалуй, рано, но низкоквалифицированный труд, профессии, связанные с обработкой и систематизацией большого объема информаций, скорее всего, перейдут в какой-то части в зону ответственности ИИ».

«Исследование McKinsey, опубликованное в мае 2017 года, предполагает, что почти половина человеческой деятельности с размером заработных плат примерно в 15 триллионов долларов может быть автоматизирована с помощью технологий искусственного интеллекта. Станет ли это причиной масштабной мировой безработицы? – рассуждает Анна Племяшова. – Если обратиться к истории, то можно провести аналогию с ростом производства в развитых странах. Перераспределение рабочей силы из сельского хозяйства на фабрики и производства, в сервисные отрасли не привели к массовой безработице, поскольку оно сопровождалось созданием новых профессий, о которых ранее даже не могли и думать. Нельзя сказать однозначно, что исторический прецедент будет повторяться, но очевидно, что когда технологии заменяют некоторые рабочие места, они создают и потребность в новой деятельности, которую ранее с трудом можно было представить. При построении решений в области ИИ мы часто наблюдаем необходимость взаимодействия компании-заказчика со смежными подразделениями и бизнесами для обмена данными, чтобы получать достоверные и точные модели. Полученные инсайты от решений несут добавленную стоимость сразу нескольким участникам этого обмена. Бизнесы все больше и больше будут объединяться, не надо будет покупать компанию, чтобы получить доступ к данным, это станет уже неактуально, потому что в будущем наш ждет sharing economy».

«Я бы не стал излишне драматизировать и говорить, что развитие ИИ грозит полной заменой живых людей алгоритмами, – уточняет свою позицию Дмитрий Карбасов.  – Скорее, речь идет о снижении влияния человеческого фактора на те или иные функции и бизнес-процессы компании, где сразу будет понятен экономический эффект – это аналитика и прогнозирование. Данных в компаниях стало столько, что человеческий разум просто не в состоянии охватить такое количество исходной информации и правильно ее интерпретировать. Но очевидно, что ИИ не сможет заменить линейного руководителя или топ-менеджера, от нестандартных действий и решений которого часто зависят эффективность работы того или иного производственного участка и позиции предприятия на рынке. Что касается профессий в зоне риска, то, кроме специалистов по кредитным рискам в банках и логистов, это интернет-маркетологи, планировщики, бухгалтеры и другие специальности, представители которых так или иначе работают с данными по простым алгоритмам «из головы», которые пока не формализованы. Но когда алгоритмы будут формализованы, ИИ за час будут делать тот же объем работ, на который у живого специалиста уходит неделя. Конечно, нам сложно говорить о функциональности систем с использованием ИИ или о традиционных результатах для клиента (как на примере CRM), но наш опыт и практика мировых компаний доказывает высокий экономических эффект от использования продвинутых аналитических и прогностических инструментов. И еще: ИИ позволяет снизить зависимость от человеческого фактора. Человек уже НЕ способен обрабатывать столь огромные объемы информации, а ИИ позволяет это автоматизировать и помогает в принятии управленческого решения. В этом и может заключаться новая роль для сотрудников».

Сергей Щербина полагает, что кардинально в среднесрочной перспективе вряд ли что-то изменится: «При всей инновационности процесс внедрения ИИ не такой быстрый и не носит тотальный характер. Всегда можно перепрофилировать сотрудников, например, сотрудники безопасности, освободившиеся от просмотра изображений на мониторах, могут усилить группу реагирования и устранять выявленные системой ИИ угрозы».

По мнению Дмитрия Романова, безработица нам точно не грозит, но изменения в характере востребованности специалистов неизбежны, и это надо четко понимать. «Такой эффект наблюдается на протяжении всей истории человеческой цивилизации, нет никаких оснований полагать, что технологии ИИ в этом плане чем-то отличаются от других технологий», – уточняет Романов.

Согласен с коллегами и Сергей Уласень: «Решение новых задач всегда требует новых знаний, соответственно, появляются новые специальности. Я считаю, что точно не стоит ждать безработицы из-за внедрения ИИ».

«Даже если вспомнить контактные центры, где ИИ и самообучающиеся системы выполняют какие-то простые задачи, нельзя говорить об автономности этих систем, без человека все это превратится в хаос, – уверяет Алексей Богачев. – Я считаю, что нет никакой угрозы безработицы, это просто еще один инструмент, способ взаимодействия».

По словам Владимира Фоменко, внедрение систем ИИ может привести к автоматизации разных процессов, их скорости обработки и уменьшению стоимости: «Я думаю, все только выиграют. Что касается безработицы, это маловероятно. Но сложности могут быть у тех людей, кто не будет «прогрессировать». Если где-то убывает, то обязательно где-то прибудет. И наоборот».

Максим Архипенков напоминает: тенденция к значительному сокращению рынка труда и меньшему использованию человекоресурсов является последствием именно автоматизации. «Внедрение того же конвейера принципиально меняет схему производства и влечет за собой сокращения, – говорит Архипенков. – А в результате внедрения интеллектуальных систем в бизнес процесс не меняется кардинально. Это очень важная особенность, которая отличает нейросети от внедрения обычных автоматизационных схем. Использование нейросетей ведет к перераспределению труда и увеличению базового функционала текущего сотрудника в любой из сфер без повышения его квалификации – это дает большую выгоду бизнесу, чем сокращение. Это подтверждает практика: когда на наших проектах у мерчандайзеров высвобождается время за счет автоматизации аудита, никто из руководителей бизнеса не считает нужным сокращать персонал, все говорят о расширении функционала сотрудников. Без нейросети мерчандайзер не мог собирать данные о доле полки, потому что не умел ее считать. Эта задача была у торгового представителя, при этом торговый представитель обходится компании в два раза дороже мерчандайзера. Теперь можно часть функционала ТП передать мерчандайзеру, и это намного удешевляет процесс. Или другой пример: у сотрудника завода одна из обязанностей – контроль производства гаек и какой-то еще функционал. Задача по контролю гаек снимается, но даются другие задачи, которые сложно решить с помощью машины, так как требуют человеческого восприятия и вариативности решений.

«Привело ли к росту безработицы массовое использование автомобилей? – размышляет директор по развитию международного бизнеса Navicon Илья Народицкий. – Да, наверное, кучеры, которые цеплялись за прошлое и не пытались учиться новому, остались не у дел. Но наиболее продвинутые из них стали шоферами автомобилей. Тот факт, что сегодня ИИ может выполнять часть задач, которые раньше выполняли люди, не значит, что рынку труда что-то угрожает. Просто спрос будет смещаться с одних специалистов на других. Как в начале 90-х был огромный спрос на бухгалтеров и юристов, сейчас растет спрос на IT-специалистов. Конкуренция на рынке не позволит бизнесу стоять на месте и просто замещать людей роботами. Освобождаются ресурсы для роста – и их будут перенаправлять, например, на решение стратегических вопросов и развитие бизнеса. Так, исследование, которое Deloitte провел в Великобритании, выявило, что в результате массового внедрения ИИ было сокращено 800 тыс. рабочих мест. Одновременно благодаря ИИ было создано 3,5 млн новых рабочих мест. Так что я не поддерживаю периодически мелькающие заголовки статей о том, что ИИ угрожает человеку. Человек всегда будет нужен, вопрос только в том, какие умения будут пользоваться спросом».

«По мнению аналитиков Gartner, в ближайшие три года люди будут все больше полагаться на ИИ, чтобы быстрее и продуктивнее решать свои задачи, – говорит Дмитрий Шушкин. – Последнее исследование Gartner показывает, что искусственный интеллект будет выполнять работу 1,8 млн человек, но при этом создаст 2,3 млн новых рабочих мест. Возможно, в более отдаленном будущем ИИ поможет нам уменьшить продолжительность рабочей недели до 3-4 дней, так как возьмет на себя большую часть рутинной и неинтересной работы. А остальное время мы сможем посвятить творчеству».

Источник: https://www.crn.ru/news/detail.php?ID=123866

Отзывы клиентов

компании «Блеск»–Иван Никулин

Благодаря сотрудничеству с Softline у нас появилась возможность оценить преимущества решения, используя его в тестовом режиме на реальных данных. Первичная оценка показывает, что для работы с Forecast NOW! нам не потребуется привлекать большой штат программистов и аналитиков: бизнес-пользователи после первичной настройки программы могут использовать решение самостоятельно. У системы универсальная конфигурация, ее не нужно кастомизировать: дополнительные функции становятся доступны централизованно при очередном обновлении. Все это позволит нам обеспечить высокую результативность в процессе управления товарными запасами при оптимальных затратах ресурсов.